Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

(no subject)

Миша Дурненков провел в Белоруссии "Ясную поляну" (в смысле - по нашей яснополянской технологии). Пять пар драматург-режиссер. Говорит, что "у белорусов явная есть национальная склонность к драматургии".
Кстати, прошла премьера Саши Денисовой "Пыльный день" в ЦДР. Это - пьеса из лаборатории Ясной поляны.

Двое в твоем доме. Театр.doc

Уже завтра вечером уезжаем играть премьеру в Хельсинки (19 - 20 ноября). Премьера в Таллине - 23-24 ноября, а в Мюнхене - 30 ноября. Московская премьера - 19 декабря.

Домашний арест в Минске. Арестованные жили в спальне (13 кв.м), кгбешники - в гостиной (16 кв.м.). Остальное - места общего пользования. Драма пространства, - как сказано в программке.

(no subject)

Не завидую я сейчас администрации этой тюрьмы в Пермском крае, где не выпускают освобожденного Верховным судом мужа Ольги Романовой! Отпор захватчиком заложников будет полный и беспощадный. И - никакого Стокгольмского синдрома, который придумали продажные психологи!

Я уже знаю двух таких жен - Ольгу Романову и Ольгу Некляеву в Белоруссии. 

 Если против государственного терроризма встают женщины - это серьезно!


Любимовка


"Любовь людей". Автор - Дмитрий Богославский (Минск), режиссер Филипп Лось (Москва)

Двое в твоем доме. Документальная драма


Историю домашнего ареста в Белоруссии авторы определяют как "драму пространства"
Фрагменты спектакля будут показаны на Любимовке 13 сентября в 19.00
Владимир Некляев - Максим Курочкин
КГБшник - Алексей Маслодудов
Фото Владимира Луповского

В Белоруссии сняли с проката российский фильм о Чернобыле

Фильм российского режиссера Александра Миндадзе "В субботу" о чернобыльской трагедии сняли с проката в Белоруссии, сообщил "Интерфакс". Официальных объяснений пока не последовало.
Информация ARTHOUSE.R​U
Вот и таинственные подробности

Драматурги против репрессий

В Театре.doc продолжается акция в защиту Владимира Некляева, политического заключенного в Белоруссии.
В защиту тех, кто сейчас в тюрьме, - в Белоруссии и России.
Против незаконных арестов оппозиционеров в Москве.
Выступление драматурга Германа Грекова (Самара)

Герман Греков:
В моём сознании слово «репрессии» вызывает ощущение дикого холода. Наверное, это книжная память, отголоски чтения произведений Солженицына, Шаламова и Жигулина. Так как к тому же я ещё и большой мерзляк, простужаюсь от малейшего сквозняка - то к физическому ощущения холода добавляется ещё холод экзистенциальный. На сколько бы меня хватило, если вот так, как они? На две недели, наверное... Тешила одна мысль, что мы уже вот-вот на пороге того времени, где, как выражался Веничка Ерофеев - «нет места подвигам». Ан нет, дорогие товарищи, оказывается, что «в жизни всегда есть место...» Иметь свою точку зрения - это, оказывается, - подвиг. Пытаться сделать, что-нибудь честно, не на «отъебись» - это подвиг и ещё какой! И не потому что это стоит человеку огромных внутренних усилий, а потому что за это могут наказать!

Меня ужасно бесит, когда начинают говорить, что де, так сказать, так было всегда, что таковы национальные особенности... Просто всегда находились люди, всякие там Иваны Грозные, Петры I, Ленины, Сталины, которым абсолютно по барабану были эти «национальные особенности», которые говорили: «Будет так и всё»! И так было. А мы всё подстраиваемся под эти национальные особенности. Понравиться это народу, пойдёт ли за этим народ... Не проще ли самому себе сказать: «Должно быть так и всё»! Жить без страха, жить в свободе - это нормально, это не преступление. Так должно быть. Как сказал кто-то из великих: «Самое большое преступление в жизни человека - это смириться с существующим порядком вещей». Так будем же законопослушными гражданами!

А с Крещения я начну потихоньку обливаться холодной водой...

Драматурги против репрессий

В Театре.doc продолжается акция в защиту Владимира Некляева, политического заключенного в Белоруссии. В защиту тех, кто сейчас в тюрьме, - в Белоруссии и России.
Против незаконных арестов оппозиционеров в Москве.
Выступление драматурга Нины Беленицкой

Нина Беленицкая:
В принципе можно по-прежнему делать вид, что ничего не происходит. И в 30-е годы были те, кого совсем не коснулись репрессии, они были молоды и влюблены и совершенно не согласны с тем, что это подлое и темное время. Пока тебя не засунули в автозак или не возбудили уголовное дело на основе постов в жж, по большому счету ты не при чем. Ну так и занимайся своим делом.

И, главное, молчи. Во-первых, это благоразумно. Во-вторых, дальновидно. Потому что ежели вдруг что, всегда можно сойти за своего. Дескать, всей душой и телом гнулся вместе с линией… ну или какая там риторика будет – вместе с вертикалью власти.

А если молчать не получается, то ты хрюкни, как в «Чонкине». Только не формально, конечно, хрюкни, а с удовольствием, от души.

Найди доводы в пользу нового срока Ходорковского. Что он вор, что недрами торговал, что он еврей, в конце концов.

Поверь, что избитого поэта Владимира Некляева белорусские кагэбэшники унесли из реанимации для его же блага и на законных основаниях.

Не сомневайся, что Химкинский лес надо вырубить и дорогу построить, а центр Питера снести к чертовой матери, чтоб освободить место для современной архитектуры.

И журналистов, которые пытаются докопаться до того, что знать никому не положено, надо отстреливать заранее, сразу на выходе с соответствующего факультета.

Если хрюкать все же не получается, можно уехать. Дети постепенно забудут русский язык и начнут стесняться того, что они эмигранты. А ты будешь проклинать власти, врать, что, наконец-то свободен, перечитывать русскую классику и дико хотеть вернуться обратно.

А если все вышеперечисленное вам не подходит, то я даже не знаю, что делать. Я в полной растерянности, если честно. Вот я, лично я, понимаю, что в моей стране наступает фашизм. Как и в Белоруссии. Что инакомыслие возможно только на уровне кухни или каких-то локальных точек, куда еще не дотянулись клешни – несколько радиостанций, сайтов и театров. Мы их все знаем. Что людей убивают на улице за неформатную внешность – черные волосы, раскосые глаза. И тысячи это поддерживают. Что от власти этой мы не избавимся, даже если очень захотим. Что частной собственности не существует. Что моя жизнь ничего не стоит. Что мне могут пришить любое дело – что я японский шпион, или нефть украла, или убийца по громкому делу, или экстремистка – и никто ничего не докажет, как в случае с Сергеем Магнитским. Что милицейский беспредел – это и есть репрессии нашего времени. Что снова роем котлован, и под собою не чуем страны, и промолчи, попадешь в палачи... Ну, да, да, понимаю, а дальше – что?

Наверное, все, что я могу сейчас – это публично выразить свое возмущение. Но этого чертовски мало.

(no subject)

В Театре.doc продолжается акция в защиту Владимира Некляева, политического заключенного в Белоруссии. В защиту тех, кто сейчас в тюрьме, - в Белоруссии и России.
Против незаконных арестов оппозиционеров 31 декабря в Москве.
Выступление драматурга Саши Денисовой

Саша Денисова:
Сначала увидели, что в Белоруссии избиты и арестованы сотни человек. Потом посмотрели кадры с Некляевым на носилках. Услышали, как в прямом эфире упаковали журналистку Ирину Халип. Потом задумчиво изучили сообщение во френдленте о том, что взяли и наших театральных коллег. Потом я включила телевизор. Журналист Евроньюс нервничал и местами выходил из новостного формата, а Лукашенко из своего формата не выходил:

--У нас очень сильное здравоохранение, не лучше, чем во Франции, и они со здоровьем бывших кандидатов разберутся. Те должны ответить. Но мы, как во Франции, их газом не травили и в эти морозные дни водой из брандспойта не поливали. Нам еще до вашей демократии далеко.

Потом стало известно, что задержанным дадут от 15 суток до 15 лет.

Потом как-то своим чередом – а ведь в обычной жизни не будешь непрерывно возмущаться – подошел Новый год. Праздник, все-такое, елка, мандарины. Друг приехал с курицей. Но был растерян. Дело в том, что он собирался идти на митинг с Яшиным, но опоздал. Немного себя повинив, положил курицу в кастрюлю. Когда курица закипела, выяснилось, что в Москве митингующих тоже задержали. Друг стал еще сильнее растерян. Непонятно было, то ли радоваться, что судьба его уберегла, то ли что. Смотрели параллельно, как варится курица, и блогояндекс – сколько кому дадут. Все-таки когда в стране дают по 14 лет, за такими вещами надо следить.

Я думаю, что русский человек по долгой привычке так и живет между: курицей и кому сколько дадут.

Курица уже была под соусом, когда включили телик. Президент поздравлял страну:

--И все, что мы делаем, мы делаем для наших детей. Чтобы они жили в безопасной, благополучной и счастливой стране.

Телик мы выключили.