Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

(no subject)

Краков. Королевский замок Вавель. Пробежали его бегом.
Завтра с утра я пойду и посмотрю все спокойно.


(no subject)

Это нормально?! Актриса говорит, что не будет сегодня играть роль, потому что - День усекновения главы Иоанна Предтечи!
Что, в память о Саломе, которая отхерачила голову за то, что он ей не дал?!
Меняйте профессию тогда, идите в монастырь!

(no subject)

Сначала фестиваль в Вологде. Все пятеро московских режиссеров отработали хорошо. Пока они репетировали, я обследовал вологодский кремль, Софийский собор и дом-музей Шаламова.
Залезли на колокольню, которая высотой как Иван Великий в Кремле. Оказалось, что Курочкин боится высоты. Он ходил по колокольне немного приседая. Мы с Маликовым стали смеяться над ним. На что он сказал, что у нас не развита фантазия, и что может прилететь птица Рух, и от взмаха ее крыла нас сметет всех на землю...
Потом началось самое главное - мы поехали на машине в Ферапонтово. Ночевали в монастыре. Потом - Белозерск и Кириллов.
Историческая сюжетоноскость этого края высокая. Я выбрал шекспировский сюжет как слепой Василий Темный, которому Шемяка выколол глаза, забрал свою клятву назад (расцелование креста) и вернул себе Московское княжество. Буду ли писать - вот вопрос.
Потом добирались до Москвы через Череповец, Пошехонье, Рыбинск, Углич и Сергиев Посад. За рулем был Курочкин. Он не хотел давить ежиков, объезжал их на скорости сто километров, что плохо сказывалось на мне как пассажире.

Софийский собор в Вологде - один из последних названных так. София ушла из России, ее заменили Вера-Надежда-Любовь, три неверные тетки.


(no subject)



В часовне - монашенка из Покровского девичьего монастыря (древлеправославного, т.е. раскольничего). Вот тут-то я ее и спросил - было ли покаяние официальный церкви перед старообрядцами? Глаз у нее вспыхнул так, что страшно стало. Но отвечала ровным голосом - официальная церковь признала клятвы (постановления, указы и анафемы) небывшими, т.е. не имеющими силы.
Смысл понятен, а дословно звучит страшно - т.е. ничего не было. Т.е. не убили, не сожгли заживо в 17-м веке 12 миллионов русских. (Цифра не моя, она назвала ее.)
Ставил свечку к иконе Святые соузники града Борова (протопоп Аввакум, Федосия Морозова, Евдокия Урусова и др.). Монашка попросила - если буду креститься перед иконой, то двуперстием, потому что "они и так много страдали"...
Под полом часовни яма, имитирующая ту, земляную, где сидели и умерли боярыня Морозова и ее сестра Урусова. Спускался метров пять туда по ступеням, там очень холодно.
Все-таки потрясающая русская формула "считать небывшим"...

Пафнутьев-Боровский монастырь





Пафнутьев-Боровский Рождества Богородицы мужской монастырь в Роще.
Его брал Лжедмитрий Второй (благодаря предательству), в ограде даже есть Башня предателей (как в Тауэре). Минин и Пожарский здесь собирали ополчение, отсюда пошли на Смоленск, на Москву.
Здесь начинал карьеру Иосиф Волоцкий, препротивнейший дядька, предводитель иосифлян, которые побороли нестяжателей. Сами-то иосифляне были страшные стяжатели, продались государству. РПЦ - прямые их наследники. Короче, тут был идеологический отдел. Ученик Иосифа придумал эту фишку про "третий Рим"...
Из хорошего - Дионисий, Федор Конь.
Здесь на цепи сидел протопоп Аввакум. Глянцевые монастырские буклеты упоминают об этом вскользь, нехотя.
Заведение вызвало у меня неприятные чувства - жирно, дорого, богато... Торговля хорошо налажена. Черные джипы с крестами у паперти.
Шел оттуда и думал - а принесла ли РПЦ покаяние перед сообществом староверов? Че-то я не помню...

(no subject)

Молодой кипрский монах из горного монастыря. Очень красивый. Брюнет, волосы с синим отливом.
Учит русский язык.
Тайно смотрит сериал "Бригада". Очень нравится.
Спрашивает - будет ли продолжение?

 

Северный сфинкс

По "Культуре" заканчивается показ нашего сериала "Северный сфинкс". Его появление было для нас неожиданно, думали что он давно уж канул... Писался он в 2002-м году. Когда мы писали 6-ю серию, погиб наш соавтор Анатолий Борисович Гребнев, папа Лены и мой тесть. Дописывали мы уже вдвоем.
Увидел сериал только сейчас, краем глаза. Что получилось, то получилось. Получилось - артисты в париках, вот что...
А мы-то договаривались, что снимать сериал будет Кирилл Серебренников. И ходили с Кириллом к Вадиму Абдрашитову (в его объединении должен был сниматься фильм). Вадим отверг Серебренникова (нет образования), и "Дневник убийцы" ему не понравился.
Тогда мы предложили другой вариант - два режиссера: я и оператор Юрий Невский (мы оба хотели дебютировать). Произошла та же история.
Снимал в результате Аркадий Сиренко. Режиссер вполне традиционный (если мягко выразиться).
Жалко. Все куда-то заваливается. Где-то по сериальным недрам бродит наш сценарий про Савву Морозова, и про Александра Невского. Говорят, какие-то чуваки эти сценарии "лечат". А вернее, пытаются придать удобоваримый формат. Потому что такой Александр Невский (без гос-идеи благословления РПЦ) никому не нужен.

(no subject)

В Архангельске на городском кладбище есть памятник жертвам интервенции 1918-1920 гг.
Маленьким я очень боялся его. Бабушка водила меня на кладбище, там я его и увидел.
И ревел всю ночь от страха, не мог спать.
Вот теперь я как следует рассмотрел его. И что там такого особенного?
Думаю, что при атеистическом воспитании этот барельеф (или горельеф?) заменял мне картину Страшного Суда.



Архангельск

Сегодня рано утром я улетаю в Архангельск.
У моего папы юбилей - 80 лет.
Архангельск - город моего детства, я уехал оттуда, когда мне было 20 лет.
Я помню бесконечную темную ночь. Утром встаешь и идешь в школу - темно, идешь после уроков домой - снова темно (это зимой). Помню, что в классе всегда горели белые электрические шары под потолком. У всех мальчиков была одна мечта - поступить в мореходку и потом ходить в загранку. А девочки хотели замуж за тех, кто в загранку ходит.
Бабушка водила меня к Гостиному двору показать клен - это было единственный клен на весь город. Я до сих пор удивляюсь дубам в лесу, они мне кажутся декоративными, ведь настоящих деревьев всего два - береза и тополь...
Ничего красивее дельты Северной Двины я не видел. (Потом в Голландии я узнавал это пейзаж - низкие песчаные берега и бесконечная ива...) А зимой можно было много километров идти по льду, и город удалялся от тебя, и становилось очень страшно. А летом можно было бегать по плавающим бревнам, - если бежать очень быстро, то бревно не успевает утонуть, и ты успеваешь добежать до конца плота...
Был у меня очень сильный период (с 17 до 20 лет), когда я объехал всю Архангельскую область, Мезень, Пинега, Лешуконье, Онега, Каргополь, Сольвычегодск. По Двине еще ходили пароходы-колесники, дореволюционные. Я в основном плавал на "Гоголе".
Два года я работал в Сийском монастыре, который был тогда пионерлагерем, а я старшим пионервожатым. В этом монастыре в заточении сидел Филарет Романов, и я искал его подземелье...
Все, что я хотел от жизни - заниматься изучением архитектуры деревянных шатровых церквей Русского Севера. И совершенно не понимал, куда для этого необходимо поступить, в какой институт.
Тогда, лет в девятнадцать я подробно прожил русскость, как идеологическое состояние. Прожил и потом не особо к нему возвращался, - а зачем, я же и так русский.
Завтра лечу туда. Мой папа до сих пор преподает, доцент чего-то. Культурология и история театра.
Эту историю театра я помню с детства. А еще на столе у него стоял подмакетник - картонная коробочка сцены. И там был сценический круг, который поворачивался.