September 14th, 2012

Акын-опера в Театре.doc

16 сентября в Театре.doc в 20.00 премьера - АКЫН-ОПЕРА

На сцене трое. Уборщица в налоговой, помощник маляра, плиточник. Реальные люди. Все приехали из Рошкалинского района Горно-Бадахшанской автономии Таджикистана. Здесь их называют таджиками, что не совсем верно, они памирцы, шугнанцы. По-русски говорят с акцентом. Не подают реплики из пьесы, а рассказывают о своей жизни. О том, на какой стройке лучше работать, о том, как доехать от Памира до Москвы, о войне, о смерти, о доме. Каждый рассказ песня. В прямом значении слова.
Идея спектакля – Всеволода Лисовского, над спектаклем также работали - Нана Гринштейн, Анастасия Патлай, Руслан Маликов

ДОКТОР СМЕРТЬ

Судят начальника больницы Бутырки Кратова в Тверском суде. Принимал участие в убийстве Магнитского. Но судят за "халатность"...

Собственные документальные материалы Театра.doc – для второй части спектакля «Час восемнадцать» о смерти Сергея Магнитского

 

Интервью - Человек на костылях, бывший банкир, сидевший в Бутырке, сорок с небольшим лет, говорит, что остался жив только благодаря скандалу со смертью Магнитского.

 

- Что бы вы о Кратове сказали, начальнике больницы в Бутырке? Что он за человек?

 

- Вы знаете, его …это самое…его называли в Бутырке «доктор Смерть». И это мне сказал не кто-то из заключённых. Мне мама рассказала, она же с ним общалась всё время, когда я там был. Сказала: «А вот его зовут там «доктор Смерть»». Не только среди заключённых, но и среди, как бы, родственников. Его так и называли. Так оно и есть.

 

Может, кто-то, когда-то ему и говорил «спасибо». Но вот за всё время, как бы, нахождения в тюрьме, в Бутырке, я точно не знаю ни одного …и уверен, ни один человек ему «спасибо» не сказал. Его позиция была однозначная – все врут о своих болезнях, все на самом деле здоровые, никаких таблеток никому не давать, ничего никому не делать. Вот такая позиция.

 

Вы представляете, если у человека вот прямая кишка выведена вот сюда, в середину живота? Бывает такое. То есть, по сути дела, у него открытая рана. Ему требуется особый уход. Ну, по крайней мере, какие-то чистые …эти самые… простыни… В определённый период ему нужно делать промывание определённое. Его, конечно, и арестовывать нельзя было в таком состоянии, по большому счёту, но арестовали. И вот он просто просит оказать ему медицинскую помощь. Чистые простыни там, дать…

 

- Это в камере происходит или в больнице?

 

- Да, это в больничной камере вместе со мной был человек. Он просто просил оказать ему медицинскую помощь. Сделать промывание, ну, и всё там, дать ему чистые бинты, салфетки, ну, то, что самое… И вот реагирует на это заявление Кратов. Он подходит к камере и говорит: «Замолчите-ка. Никто вам ничё не даст. Просите родственников, и то не факт, что мы, как бы, возьмём». И уходит. Человек начал возмущаться, стал стучать в дверь. Кратов вызывает наряд. Приходят, открывают камеру, говорят: «Собирайся, сейчас на психушку поедешь». Ему. У него открыта рана, ему вообще… Он еле передвигается, ему плохо. Охранник оказался, ну, более-менее человечным. Он говорит: «Но у него открытая рана. Какую психушку? Я его никуда не поведу. Я его даже из камеры не выведу». Тот говорит: «Тогда пошёл вон отсюда».

 

- Кратов?

 

- Да.

 

- Охраннику?

 

- Да. «Пошёл вон». Тот уходит. А Кратов вызывает дежурную смену быстрого реагирования. Это совсем другая служба. Они вопросов не задают, действуют… Они влетают…

 

- Сколько человек?

 

- Там 3 или 4 человека, но, как бы, с нами справиться там мог и один здоровый. Ну, вот эти 3 человека влетают в камеру, надевают на него наручники и уводят его в психушку. По распоряжению Кратова. Просто потому, что он попросил медицинскую помощь.