January 4th, 2011

(no subject)

Репрессии глазами драматургов

В Театре.doc продолжается акция в защиту Владимира Некляева, политического заключенного в Белоруссии. В защиту тех, кто сейчас в тюрьме - в Белоруссии и России.
Против незаконных арестов оппозиционеров 31 декабря в Москве.
Драматурги Максим Курочкин, Евгений Казачков, Анна Яблонская, Михаил Дурненков -
на ГРАНИ.РУ


(no subject)

В Театре.doc продолжается акция в защиту Владимира Некляева, политического заключенного в Белоруссии. В защиту тех, кто сейчас в тюрьме, - в Белоруссии и России.
Против незаконных арестов оппозиционеров 31 декабря в Москве.
Выступление драматурга Саши Денисовой

Саша Денисова:
Сначала увидели, что в Белоруссии избиты и арестованы сотни человек. Потом посмотрели кадры с Некляевым на носилках. Услышали, как в прямом эфире упаковали журналистку Ирину Халип. Потом задумчиво изучили сообщение во френдленте о том, что взяли и наших театральных коллег. Потом я включила телевизор. Журналист Евроньюс нервничал и местами выходил из новостного формата, а Лукашенко из своего формата не выходил:

--У нас очень сильное здравоохранение, не лучше, чем во Франции, и они со здоровьем бывших кандидатов разберутся. Те должны ответить. Но мы, как во Франции, их газом не травили и в эти морозные дни водой из брандспойта не поливали. Нам еще до вашей демократии далеко.

Потом стало известно, что задержанным дадут от 15 суток до 15 лет.

Потом как-то своим чередом – а ведь в обычной жизни не будешь непрерывно возмущаться – подошел Новый год. Праздник, все-такое, елка, мандарины. Друг приехал с курицей. Но был растерян. Дело в том, что он собирался идти на митинг с Яшиным, но опоздал. Немного себя повинив, положил курицу в кастрюлю. Когда курица закипела, выяснилось, что в Москве митингующих тоже задержали. Друг стал еще сильнее растерян. Непонятно было, то ли радоваться, что судьба его уберегла, то ли что. Смотрели параллельно, как варится курица, и блогояндекс – сколько кому дадут. Все-таки когда в стране дают по 14 лет, за такими вещами надо следить.

Я думаю, что русский человек по долгой привычке так и живет между: курицей и кому сколько дадут.

Курица уже была под соусом, когда включили телик. Президент поздравлял страну:

--И все, что мы делаем, мы делаем для наших детей. Чтобы они жили в безопасной, благополучной и счастливой стране.

Телик мы выключили.

 

Драматурги против репрессий

В Театре.doc продолжается акция в защиту Владимира Некляева, политического заключенного в Белоруссии. В защиту тех, кто сейчас в тюрьме, - в Белоруссии и России.
Против незаконных арестов оппозиционеров 31 декабря в Москве.
Выступление драматурга и сценариста Александра Молчанова

Александр Молчанов:
Давно уже я не пишу о политике. Лет десять. Потому что умным не надо ничего объяснять, и так все понятно. А дуракам что-либо объяснять бесполезно – они тем более лучше нас все знают. Но может быть я и не прав. Может быть, наоборот – именно что надо объяснять. Внятно, вдумчиво. Не по одному разу.

Если проблемы со зрением – увеличить кегль. Если трудности с восприятием текста – картинки рисовать, комиксы, не знаю, мультфильмы просветительские снимать. И еще учить сопоставлять факты. Делать выводы.

А то ведь история нас ничему не учит не потому, что мы ее не учили, а потому что нам каждый раз кажется, что именно в нашем случае сотню раз доказанное правило не сработает.

Например, нам все чаще предлагают отгородиться от соседей стеной и путь они живут сами по себе, а мы – сами по себе. И, дескать, заживем мы после этого лучше всех соседей.

Но результат изоляции ВСЕГДА – застой в экономике и снижение уровня жизни. ВСЕГДА. Даже если речь идет о нас.

Нам говорят – нужно выстроить вертикаль власти, чтобы улучшить управляемость и в итоге – опять-таки, повысить эффективность, в том числе и экономическую. Под это дело уничтожили все оппозиционные партии. Но отсутствие политической конкуренции ВСЕГДА ведет к деградации власти. ВСЕГДА. В ста процентах случаев. Без единого исключения за всю история человечества.

Нам говорят – два президентских срока – это слишком мало. Нужна преемственность, нужно больше времени, чтобы успеть осуществить и так далее… Но длительное пребывание одного человека у власти ВСЕГДА разрушительно для личности этого человека и фатально для государства. Будь это хоть человек семи пядей во лбу а страна – Россия с ее Особым Путем.

Я прямо чувствую, что сейчас прозвучит волшебное слово «Рузвельт». Хотите обсудить великие дела, которые он совершил за время третьего и четвертого срока? Не хотите? Ах, нечего обсуждать? Вот и я про то же.

Нам говорят, что неграмотные учителя – это не беда. Зато мы построим научный заповедник, где десять ученых будут думать за всю страну. Не получится. Зависимость прямая и много раз проверенная. Если сегодня миллионы школьников не прочитают «Евгения Онегина» и не научатся извлекать квадратный корень, то завтра десять ученых во всей стране может просто не набраться.

Нам говорят, что лучше дать по десять миллионов десяти выдающимся мэтрам (а еще лучше, семи), чтобы каждый из них снял выдающееся кино, чем дать по три копейки сотне дебютантов, которые ни фига не умеют. Ага, помните, как в 20-е годы в кино пришли всякие инженеры, художники, театралы, и вообще непонятно кто. И вдруг появились Эйзенштейн, Кулешов, Козинцев и Трауберг, Пудовкин. И советское кино в первый и последний раз смотрел весь мир. А с 46 по 53 годы в СССР снималось по 8-10 фильмов в год. Все это были, как сейчас говорят, общественно значимые, патриотические картины. Снимали их прославленные мэтры, орденоносцы. Только почему-то смотреть это кино никто не захотел. И названий этих выдающихся шедевров никто не вспомнит, да и слава Богу.

Кстати о Боге. Обожаю разговоры за духовность! Особенно за то, чтобы доверить религиозным деятелям хотя бы немного реальной власти – хотя бы над телевидением, хотя бы над литературой, хотя бы над интернетом. Чтобы присмотрели немножко за общественной нравственностью, а то кажется народ что-то подраспустился. Авось тогда и наступит расцвет культурной и духовной жизни.

И ведь доверяли. Был такой целый огромный период, когда у духовенства была реальная власть. Средневековье называется. Правда, особых успехов в плане культуры и искусства не наблюдалось, зато еретиков и ведьм жгли по всей Европе.

Вот ведь какая штука – духовенство рулило в средневековье, а самые большие откровения, в том числе и на религиозные темы, случились во времена античности и Возрождения. Тогда, когда, скажем прямо, на общественную нравственность всем было наплевать с Пизанской башни.

А вот еще нам говорят, что десять тысяч футбольных фанатов на Манежной – это не страшно, а одна смешная старушка в костюме снегурки на Триумфальной – это массовые беспорядки…

Мне кажется, тут имеет смысл к истории подключить арифметику. Сами справитесь?

А вот еще нам говорят…


Драматурги против репрессий

В Театре.doc продолжается акция в защиту Владимира Некляева, политического заключенного в Белоруссии. В защиту тех, кто сейчас в тюрьме, - в Белоруссии и России.
Против незаконных арестов оппозиционеров 31 декабря в Москве.
Выступление драматурга Вячеслава Дурненкова

Вячеслав Дурненков:
За всех переживать невозможно. Когда-то что-то случается в Москве (а там все время что-то случается) то первый вопрос – как там эти семеро? Семь человек, без которых мне не жить. Вот из-за них у меня аритмия, бессонница, нервы. Самая большая концентрация. В Питере двое, по одному в Екатеринбурге, Саратове, Перми, Уфе, Киеве, Одессе и так далее.

А в Минске Коля и Наташа. И слава Богу с ними все в порядке.

Самый большой и жуткий страх – это всегда за кого-то конкретного.

Переживание за судьбу народа – это иллюзия эйфории. Это я переживаю за свой прайд. Вот сейчас эти австралопитеки уйдут, и мы займем это плато. И вот бы та австралопитечка застряла бы (ужасно, но дальше будет дохера «бы») ногой в расщелине и ее бы бросили на произвол и ушли бы. Я бы подошел к ней и у нас, потом возможно были бы дети. И наш потомок бы каждого последнего числа месяца ходил бы на специальную площадь получать дубиной по голове, а после этого семейный ужин. И даже предвидя это, я к ней все равно бы подошел.

Единственное что я попросил бы потомка, так это не надевать нарядную одежду. Идешь пизды получать, оденься по-простому. Не делай шоу. Получил, иди домой.

«Увезти детей отсюда». Рефрен всех моих знакомых. Увезли только двое. Остальные херачат дальше. Вижу почти одни успехи. Расширяются, машины, квартиры. Очень боятся потерять. К Ходорковскому отношение однозначное – «пиздили все, а посадили только этого». Для них он распавшийся на пиксели дядька, который давно уже сидит. И они не понимают, что он сделал для них. А что он сделал для них? Я например тоже не знаю. Сидит красиво.

«Конкретные люди» заставят капитулировать перед чем угодно. И это человеческий предел. Испытывать его – это настоящее преступление. Вот за это да… И вот с этим возвращается настоящий страх. И этого быть не должно.

Мне кажется, что писать надо о том, что корежит всех вокруг. Вот когда был кризис, я просто небо чувствовал. То есть просто всё. Потом вот два года этого болота. Вот вспомните это отчаяние. Ну, ведь просто в никуда. А сейчас, слава Богу, этот пласт сдвинулся. Ненависть. Вот просто закаливающаяся ненависть. И полное ощущение, что можно работать. Жить нельзя, а работать можно.

Надо просто здороваться с соседями в подъезде. Каждый день. Это такая йога на самом деле. Заебывает, но надо.