July 14th, 2010

Мало!

"Продрогшая заиндевелая трава виновато льнула к ногам..." Или что-то типа этого.
Сверить цитату не могу, книжка валяется на даче.
Обидно за траву, за ноги, за иней на траве. В избыточной фразе мало смысла, а вернее, смысл (сообщение) только одно - я писатель.

Типичная маркировка романной фразы, она говорит лишь о том, что перед тобой роман.

Наверное, я не прав, потому что люди любят избыточность - хоть в тексте, хоть в театре.

Критик Соколянский пишет, что в смысле театра в Театре.doc смотреть не на что.
И я радуюсь этому его замечанию. Конечно, не на что! Такова исходная позиция, а он обижается, что нет на сцене "заиндевелой травы".

"Повесть в эстетике «новой драмы», - пишет С. Беляев о моей повести "Море. Сосны" в "Часкорре". - Боязнь всякой литературности. Искоренение метафоричности — вплоть до полной зачистки. (...) 
 художественный минимализм превратил героев в столь простые, примитивные организмы, лишённые ума, таланта, души..."
Опять травы просят, чтобы льнула к ногам.

Цитата про виноватую траву, конечно, тупая. Но тенденция - дайте двойную дозу! - существует прочно, и она больше говорит о привычках литературного и театрального потребления, чем о сути дела.