September 18th, 2009

Кино Любимовка

Первый опыт уже есть. 9 сентября показали сценарий Дарьи Грацевич "Недотроги".
Это была обычная читка. Только иногда звучало "субъективная камера", "крупный план" и пр. Смешно, когда сценарист пишет "крупный план". У него что, режиссера на это нет?
Теперь вопрос - как представлять на сцене сценарии? Опыт называется "Кино без пленки". Я бы лучше назвал "Кино в голове".
В ноябре мне хочется показать один сценарий, написанный (записанный) молодым автором как киноповесть, т.е. визуальной прозой. Для кино "в голове" это дает максимально много.
А что же делать с этой сраной американской лесенкой, как формой записи? Такие сценарии в нашем формате совсем не воспроизводятся (по моему мнению). 
Когда-то существовало явление "русского сценария", т.е. киноповести, родоначальником которой считается Евг. Габрилович. Так писали Шпаликов, Григорьев, Гребнев, Рязанцева, Арабов, да все так писали. Сценарии Тарковского были записаны соавторами таким способом.
Разговаривал с Александром Миндадзе, он говорит, что в 90-е вошло это дерьмо - американская лесенка, уступка производству, продюсерскому кино. Помесь режиссерского сценария с авторским.
И вот, смотрите - наш скромный опыт выявляет, что нам не интересен такой тип сценария. Или мы не придумали, как это делать.