June 24th, 2009

Киношкола

Первый день собеседований - Марина Разбежкина и я.
Странно - работы плохие, а люди яркие, хорошие.
Девушка, фотографирующая голубей - типа, это символизирует полет души человека.
У меня сердце упало.
Сказала бы: красивая линия крыла. И все.
Их так учат где-то. Искусство - это метафора.
Матафористам в искусстве - я, мирный человек - нож под ребро!

(no subject)



В часовне - монашенка из Покровского девичьего монастыря (древлеправославного, т.е. раскольничего). Вот тут-то я ее и спросил - было ли покаяние официальный церкви перед старообрядцами? Глаз у нее вспыхнул так, что страшно стало. Но отвечала ровным голосом - официальная церковь признала клятвы (постановления, указы и анафемы) небывшими, т.е. не имеющими силы.
Смысл понятен, а дословно звучит страшно - т.е. ничего не было. Т.е. не убили, не сожгли заживо в 17-м веке 12 миллионов русских. (Цифра не моя, она назвала ее.)
Ставил свечку к иконе Святые соузники града Борова (протопоп Аввакум, Федосия Морозова, Евдокия Урусова и др.). Монашка попросила - если буду креститься перед иконой, то двуперстием, потому что "они и так много страдали"...
Под полом часовни яма, имитирующая ту, земляную, где сидели и умерли боярыня Морозова и ее сестра Урусова. Спускался метров пять туда по ступеням, там очень холодно.
Все-таки потрясающая русская формула "считать небывшим"...