September 25th, 2008

Польский режиссер Ян Клята

Он говорит: "В России театр - это убежище от реальной жизни, отдых. Люди не хотят видеть реальных проблем перед глазами" - в "Российской газете" интервью с ним.

А это я говорю:
Мне смешно, что большинство наших критиков, с которыми я говорил после спектакля, не опознают в спектакле "Трансфер" театра.
Мне смешна фраза одного из них "я обрадовался, что в спектакле играют пожилые актеры, а это оказались реальные люди..."

Вчера на Новой драме

Утренняя дискуссия "Новое поколение - авторы и герои современного искусства".
Модератор - Алена Солнцева, отдел культуры газеты "Время новостей".
За изобразительное искусство отвечал Виктор Мизиано, за литературу - поэт Елена Фанайлова, за кино - Константин Шавловский.
Солнцева говорила о понятии "молодой". Они сегодня востребованы. Но молодость - скоропортящийся товар, поэтому все время нужны новые молодые. Еще востребовано - протестное высказывание. Но этот товар тоже быстро портится (и питается прошлым - троцкизм, левый радикализм и пр.) Все время нужны новые протестные. Потом - продюсерски это очень выгодно, говорила Алена Солнцева, - юный киногений Валерия Гай Германика стоит гораздо дешевле Лунгина или Германа, получается высокая капитализация... Это продюсерам нравится.
Несут ли новые смыслы новые молодые? - спрашивала Алена Солнцева у зала.
А востребовано ли аудиторией смысловое высказывание? - спрашивал в ответ я.
Нет, конечно. И новые молодые это чувствуют. И дают другое.
В "Кислороде" Вани Вырыпаева нет никакого нового смысла, его там вообще нет. У Юрия Клавдиева (которого я очень люблю как драматурга) смысла в пьесах тоже нет, есть загоны. У Павла Пряжко (еще один крайне интересный драматург) смысла тоже нет, он и сам это активно декларирует. У Жолдака смысл и не ночевал... И у Гай Германики никакого нового смысла нет.
Говоря "смысла нет", я вовсе не ругаю их, в этом нет негативного. У всех них взамен нового смысла есть новая энергия. И это важно. На каком-то этапе это может заменить смысл. Пока не придет новый с еще более новой энергией.
Алена говорила, что молодые продают будущее.
А мне кажется, что сегодня чудненько продается прошлое. Хороший во всех смыслах сериал "Ликвидация", всем хорош, кроме своей смысловой составляющей, которая попросту омерзительна. Ну и что? Кто на это обращает внимание?
Прошлое (как эстетическое качество) прекрасно продается и в театре. Этим занимается и Фоменко, и Женовач, и Гинкас, и Додин. Тут показателен, как мне кажется, Женовач со своей молодой труппой. Инструментарий у него новый (молодые актеры), а сам продукт и способ его изготовления до удивления старый. И это сочетание дает иллюзию преемственности культуры.
Театр не считывается как место для смысла (ни аудиторией, ни самими творцами). Только по истории театра мы знаем, что он - какая-то там кафедра...
Схожие (но немного другие) процессы идут и в смежных искусствах, о чем говорили Мизиано, Фанайлова и другие.

"Кастинг" Германа Грекова на Новой драме

Это прямое высказывание по поводу слогана Новой драмы "Ищу героя".
Герой тот, кто посылает на хуй тех, кого посылать нельзя, но не послать невозможно...
Считывается "Доходное место" Островского, хотя автор и не ставил такой задачи.

Актеры: Камиль Тукаев, Саша Ребенок, Алексей Розин, Алексей Маслодудов и режиссер Игорь Стам.

На Новой драме

(Кстати говоря, - название фестиваля Новая драма - лучше писать без кавычек...)
Днем была читка конкурсной пьесы "Соколы" Валерия Печейкина, режиссер Елена Рейсс. В декабре - премьера в Театре.doc
На мой взгляд, это один из самых значительных текстов в Новой драме.

Вечером был прием Новой драмы в посольстве Финляндии.
С одной стороны стола сидели две вот такие девушки:

(Программный директор НД Кристина Матвиенко и исполнительный директор Анна Радинская)
А по другую сторону - сидели две вот такие:

(Драматург Ярослава Пулинович и кинорежиссер Валерия Гай Германика)