February 17th, 2008

Опять Кинотеатр.doc


Пресс-конференция. Михаил Синев - директор фестиваля, Виктор Федосеев - PR-директор, Алена Солнцева - отборщик.

Я посмотрел почти всю конкурсную программу, 15 часов чистого времени.
Это, конечно, наркотик. Что я буду делать, когда диски у меня кончатся?
Критика - почти каждый фильм идет дольше, чем это было бы нужно, примерно на одну четверть.
Ни одного протестного фильма. В политику не вмешиваются, социальность лишь наблюдают со стороны. На Берлинском фестивале побеждают "Элитное подразделение" про жестокость полиции, и "Стандартная оперативная процедура" (документальный, с элементами реконструкции) про тюрьму Абу-Грейб. У нас же - хоть избей ОМОН всю Тверскую, умри хоть сто солдат Рудаковых - ни-че-го.
Западло считается художнику таким заниматься. То есть, в России по-прежнему: искусство - это одно, а жизнь - это совсем другое. Как у молодых народов - в чести эпос.
И ведь цензуры нет на этом фестивале, точно знаю...
Они бы, может, и сняли бы фильм про условного солдата Рудакова, но (и это самое важное!) - не знают как. Алена Солнцева говорила про исчерпанность всех культурных кодов. А новые только складываются.
Теперь о хорошем. Хорошее - это дешевая цифровая камера и простые программы монтажа на компе, и - никакой бюджет. Сегодня это пока единственный путь в независимое кино. Если будет хоть какой-то бюджет, то обязательно на голову сядет дядька, который все знает про формат. Если есть бюджет, то наймут оператора. Который обязательно будет избыточен в своей работе, начнет предъявлять профессию, т.е. делать чуть больше, чем этого требует предмет. И будет музыка в фильме, - как будто ни одной минуты без нее прожить нельзя...
Два сильных впечатления. Фильм
"Травматизм" (25 минут) Натальи Меркуловой. Она режиссер, она сценарист, она оператор. Снимает единственного героя - своего мужа. Так и ведет с ним диалог, из-за камеры, и мы ее так и не увидим. Говорят об измене. Вроде бы теоретически говорят, но так нервно, что все понимаешь. Это у них произошло. Муж хороший демагог. Вот они идут по улице, а он объясняет, что "ебаться с другими можно, а душой изменять нельзя". Она изумленно спрашивает: "Так это и есть мужчина?" А он теряется, "да" ответить не хочет, а ничего другого сказать не может.
Другой фильм - "Свадьба для чайников" (Владимир Логинов, Эстония, 58 минут). Хроника подготовки к свадьбе. Сами снимают (камера неподвижна), сами герои. Рассказывают что купили, что заказали, и что еще осталось сделать... Ни сюжета, ни конфликта, а оторваться трудно.
Радует, что основной жанр в этот раз - психологическая драма в документальном кино. Вот она куда уходит. Предсказывали, что она уйдет из большого кино, дав место глобальным техногенным картинкам.
Еще о культурном коде. Фильм "Пограничное состояние" (Влад Резниченко, Владивосток, 1.30). Женщина из Уссурийска хочет уехать в Китай, в город на другой стороне реки. "В Китай, в Китай!" - это рефрен всего фильма. У нее в доме стоит многоуважаемый шкаф, который она никак не может выбросить, потому что некто (кого теперь нет) написал на нем фломастером "Я лублю тебя". Вот вам и весь Чехов. И ведь это не сценаристы придумали, это она живет так, по такому культурному коду.