September 6th, 2007

5 сентября

Написал в дневнике "Умер Казанцев".
И от этой записи стало очень плохо.
После телефонного звонка так плохо не было, просто было недоумение - это же не может быть...
А когда своей рукой записано... А вверху - "открытие Любимовки".
Потом говорили с Максимом Курочкиным, что правильно мы не оставили название пьесы Наташи Ворожбит - "Демоны". Казанцев просил так не называть, говорил мне по телефону - "вот умрет кто-нибудь, и вам будет неприятно".
Потом думал, что нельзя фестиваль начинать пьесой "Мои мертвецы"...
Но это все глупости, детские игры с мифологией. По сравнению с реальной смертью.
Даже не знаю, что писать. Если бы умер кто-то из дальнего круга, я бы нашел слова.