March 6th, 2006

Золотая маска. Из истории

Катя Васенина в Новой газете пишет:
САМЫЙ БОЛЬШОЙ СКАНДАЛ. Церемония 1997 года в Вахтанговском театре. Лейтмотивом церемонии стали похороны театра. Ведущие Юлия Рутберг и Сергей Маковецкий были в костюмах могильщиков, Оксана Мысина произносила монологи от имени призрака Алисы Коонен. Все было очень деконструктивно. Публика визжала от гнева.
Бояков: «Чем больше проходит времени, тем больше понятно, что это была лучшая церемония. Ее помнят все».

Сценарий этой самой церемонии писали мы с Леной Греминой. Это было здорово - когда ревет от гнева весь этот мещанский зал, пришедший только за одним: кому дали - кому не дали.
Я помню одну даму, театрального критика, - она заложила в рот пальцы и засвистела молодецким посвистом. Фамилию не скажу, вы мне все равно не поверите.
(Там еще был внутренний скандал. Все премии получила Омская драма. А перед этом член жюри Марина Дмитревская год сидела на зарплате этого театра. Помню, как она, выбежав из зала, кричала "это не я! это не я!")
Потом мы сидели в пустом зале - Юля Рутберг, Сережа Маковецкий, Оксана Мысина, Володя Скворцов (у которого в этой церемонии был монолог Михаила Чехова), Бояков, мы с Леной... И мы тогда договорились - провал делить на всех поровну, не говорить потом - это он виноват, а не я... И все это обещание сдержали!

Интересен поступок Боякова. Как продюсер он понимал, что это провал, что это ущерб общему делу Золотой маски на радость врагам. И виноваты во все авторы сценария. А он сказал, что это был лучший момент в его жизни. С тех пор мы подружились.