December 22nd, 2005

Возвращение

Вышла премьера, и я вернулся домой. Что получилось - не мне судить. Но я прекрасно провел время в ПРАКТИКЕ с чудесным Яшей kazhdan, с Ксюшей </span> peretru, с малышкой </span>estrogaleva, с прекрасной v_i_t_a_c_h_a </span>. Полюбил Артема Семакина, Лешу Ильина, Диму Мухмамдеева и других, и они ответили взаимностью. В гримерке у меня были матрасик, подушка и одеяло. Я там сладко спал под крики киношников во главе с Павлом Руминовым. А в театральном кафе у Розы ел котлеты.

Вернулся домой, где всем не до меня, где все сошли с ума. Жена на почве производства отечественных сериалов, сыновья на почве воспитания детей, невестки - одна на почве лютого театроведения, другая на почве живописи.

Поговорил со старшей внучкой - (два с половиной года).

- Звонили ли тебе зайцы?,- спрашиваю.

- Не звонили, - вздыхает Поля.

- А волчок? - И волчок не звонил. - А лисы? Приходили ли в гости рыжые лисы?

Поля посмотрела на меня как на человека, давно не бывавшего дома.

- Знаешь, Мися, мы ведь лис в дом не пускаем!

Наблюдения

Премьера "Три на четыре" в театре ПРАКТИКА. Вижу, как мечутся между собой критики, пытаясь ухватить коллективное бессознательное. Кто первый скажет? Кто обругает, кто похвалит? Невзначай подходит одна к другой, пытаясь угадать. А та не дура - скажи, мол, первая. И не признаешься - мол, ничего не понимаю, а интуиция молчит. Трудно. Слишком много факторов сошлось в одном спектакле. Театр Практика, Бояков. (Не фунт изюма, многим насолил, многими нелюбим!) Новая драма. Та же история! Для Егошиной вся несправедливость ее личного мира сошлась в этом понятии... А для Ситковского - в Боякове... Где-то мелькнуло слово "манифест" - как реагировать?
А пьеса-то! Пьесу-то никто из них не читал. Одна Марина Давыдова запросила текст, ОДНА! И никто больше. А трудно без текста. Гадать приходится. Сорокин? Нет. Гришковец? Нет. Лень читать, посмотрели бы Интернет, там куча всего написакна про этот текст. Не последними людьми.