September 28th, 2005

Два жюри

Вчера до ночи сидели в комнате правления МХТ.
(Я помню эту комнату, когда в ней еще стояла старая мхатовская мебель. Высокие узкие стулья, очень узнаваемые. А сейчас новорусские кресла, дикие шелковые панели по стенам... )
Собиралось жюри. Обсуждали предварительные итоги, чтобы облегчить себе 30-е число, когда решение нужно вынести очень быстро. На свою беду заговорили о критериях Новой драмы. И разошлись поздней ночью.

Илья Кормильев сформулировал:
- преодоление традиций;
- взлом ментального простанства (проникновение в череп).
- говорит, что его ментальное пространство взламывают "Бытие № 2" и "Сентябрь.doc".

Ирина Прохорова говорила, что ее пугает отсутствие контестуальности в пьесах и спектаклях.

Галин Стоев очень смешно характеризовал славянский театр - чувства через край, страх перед словом и любовь к навязчиной визуальности.

А днем я был на другом жюри - конкурс "Действующие лица". Формировали шорт-лист. Получилось не до конца.
Интересно, что мой выбор всегда совпадает с выбором Романа Козака, не в первый раз замечаю. А ведь мы с ним очень редко видимся.
Выбор Хмельницкой (ректор РАТИ) таков, что я под стол свалился от смеха...

Галантность

Пришла балетный критик Анна Гордеева на "Новую драму", посмотрела и сказала: "Опять они разговаривают!".
Вот кончится фестиваль, пойду на балет, чтобы сказать: "Опять пляшут!"
И тогда Анна Гордеева усомнится в моих умственных способностях.
А я в ответ промолчу (как мужчина).