September 18th, 2005

Диванчик Павла Руднева. И другое

Придется мне, видно, жить на фестивале "Новая драма". Может, Паша Руднев пустит на диванчик?
Для особо занятых советую - главное не пропустите пьесу британца Мартина Макдонаха. Это свежая мировая знаменитость в драматургии. Из категории тех пьес, которые я называю "влиятельными".
(Во вчерашем "Коммерсанте" статья Должанского по этого автора.)
Таким был для меня Марк Равенхилл. С удивлением вычитал у кого-то ЖЖ снисходительное отношение к нему. Лена Гремина говорит, что это ее "вишневый сад". И мой тоже.
Московские спектакли (О. Субботина и К. Серебренников) были, в общем-то, бесконечно далеки от текста. Особенно - "Поляроидные снимки". Яркий, броский спектакль. Абсолютно закрывающий текст. У Кирилла вобще проблемы с этим. В этом смысле он режиссер старой школы. Спектакль продешевил текст, если можно так выразиться...
Пьесы Равенхилла (в тексте, буквами!) оказались для меня сверх-влиятельными. Хотя я не пишу так, не буду писать как Равенхилл.
Мы ужинали с ним в Лондоне. Ходили слухи, что он болен СПИДом, весь покрыт язвами... Ничего подобного! Явился вполне буржуазный молодой человек с белоснежными зубами, которые вызывают у меня тоску.
А Сара Кейн не стала для меня "влиятельной" почему-то.
Но зато - Кэрилл Черчилл! Если бы я был радикально смелым и шел до конца, я бы писал так, как пишет эта английская старушка!
Особенно пьеса "Далеко". Когда я ее прочитал, то дух звахватило. Но чтобы понять сюжет, потребовалось прочитать три раза. (Режиссер Миша Бычков долго не верил, что не подстрочник, а окончательный, даже вылизанный, перевод.) А почему не понял сюжет сразу? Потому что в голове были схемы - как пишут пьесы. А она мне все схемы поломала, голову прочистила. За это же деньги платить надо, за профучебу!

Цветник

Заходил вчера в "Золотую маску". Там теперь сидят одни девы во главе с Машей Ревякиной. Мишу Синева и Витю Федосеева сманил "Кинотеатр.doc". Боякова увела "Практика". Почему-то я не ощутил дискомфорта от гендерного перекоса... Даже приятно.

Три на четыре

Началась работа над "Тремя действиями по четырем картинам" Вячеслава Дурненкова.
Кодовое название - "три на четыре".
Все силы в театре "Практика" брошены на кастинг. По всей Москве ищут мужскую красоту и брутальность, а так же - роковых революционерок с внешностью ранней Ахматовой.
Требуются:
Родион Раскольников - 1 штука;
Дориан Грей - 1 шт;
Каренин - 1 шт;
Александр Блок, Молодой лимоновец, Пьер Безухов - 3 штуки;
Настасья Филипповна - 1 шт.
Пользуясь суматохой, Лена Строгалева подсовывает питерских артистов. Ахтунг!