April 26th, 2005

Тбилиси

В Тбилиси совсем нет опыта вербального театра. На сцене царствует визуалка. Когда рассказывают о новом спектакле, с восхищением говорят: "Там совсем нет слов". И не понимают, почему ужасом искажается твое лицо. Мой друг драматург Лаша Бугадзе в таких случаях шипит на весь зал: "Гдэ слова?!!" Говорил с друзьями–режиссерами – что ставишь? Ответы: "Сон в летнюю ночь", Корнель, "Дядя Ваня". Начинаю смеяться, - пересортица, как говорят в магазинах… (В Питере тоже вербальный театр в диковинку. У них весь авангард визуальный.)
Дама из грузинского министерства культуры (Мака), которую назначили куратором Театра.doc, была в ужасе: Почему мне не дали "Геликон-оперу"?! Начиталась интернета и ждала, что сейчас приедут отвязаные маргиналы. Приехали вполне интеллигентные люди, состав русско-еврейский…
"Трезвый PR" прошел при гробовой тишине зала. Лавина текста, нет фабулы… Даже на текст "хорошо бы разъебать Украину" не откликнулись. Критикессы за 40 (мой любимый размер!) шипели, что театр не место для политических дискуссий. А когда молодежь стала говорит им "Нэла, нэла!" (Тише, тише!), то они достали из сумочки шоколадку и стали демонстративно шуршать оберткой и чавкать шоколадом. (О, Господи!.. Как сказано в пьесе Оли Мухиной: "Кто пустил в дом женщин за 40?!")
Наши актеры поймали ночью на улице Роберта Стуруа, и видимо так допекли его, что он повел их на ночную экскурсию в театр Руставели. Что еще? Говорят, что Резо Габриадзе купил свой театр и теперь сам себе платит аренду! (Это по нашему, по-московски, у нас так многие директора театров делают. Поэтому и боятся как огня театральной реформы!) Стуруа ставит 25 пьес Лаши Бугадзе (миниатюры, как в "Потрясенной Татьяне"), каждая пьеса идет 30 минут. Лаша посчитал длительность спектакля и пришел в ужас… Дато Сакварелидзе поставил в оперном "Аиду", а теперь готовит концерт на площади Свободы в честь приезда Буша.
По улице Руставели никто не ходит, все стоят и разговаривают. Цветет дрок (желтым) и дикий миндаль (красно-сиреневым). Плюс 27 градусов…
В последнюю ночь наши актеры гуляли с грузинскими актерами в фойе "Театрального подвала". В 2 часа ночи к ним приехал министр культуры, и до утра они пили вино и пели песни.
Ездили в Мцхету и видели Джвари, где Арагва и Кура сливаются как сестры, где жил Мцыри.
Мне нравится Грузия. Страна на подъеме. Где нам взять русского Саакашвили? Только не из ФСБ и не из Питера, умоляю вас…
(Это отдельная тема, напишу позже.)

Культурный слой

Сегодня из печати вышла книга "Культурный слой", сборник пьес современных авторов. Издана Фестивалем молодой драматургии "Любимовка" при поддержке Министерства культуры РФ, составители Оксана Яценко и Татьяна Варламова, консультанты Е. Гремина и М. Угаров.
Пьесы зарубежных драматургов:
Кэрилл Черчилл (Великобритания) "Количество", перевод Т. Осколковой; Сара Кейн (Великобритания) "4.48 Психоз", перевод Т. Осколковой; Кобус Мольман (ЮАР) "Мальчик-солдат", перевод К. Матвиенко; Лаура-Синтия Черняускайте (Литва) "Скользящая Люче"; Лаша Бугадзе (Грузия) "Потрясенная Татьяна", перевод М. Мамаладзе; Манана Доиашвили (Грузия) "Три + 3", перевод М. Мамаладзе.
Пьесы российских драматургов:
Дурненковы Вячеслав и Михаил "Культурный слой"; Дурненков Вячеслав "В черном-черном городе", "Три действия по четырем картинам"; Забалуев Владимир, Зензинов Алексей "Мирович"; Курочкин Максим "Цуриков (Трансфер)"; Ворожбит Наталья "Галка Моталко"; Исаева Елена "Про мою маму и про меня"; Нарши Екатерина "Тень дерева", "Лучшие!"; Хромов Александр (Красноярск) "Тэдди"; Палехова Евгения (Ташкент) "Базарные бабы".
Современная драма: люди, факты, мнения. Интервью и биографии: Татьяна Осколкова, Майя Мамаладзе, Вячеслав и Михаил Дурненковы, Алексей Зензинов и Владимир Забалуев, Лаура Синтия Черняускайте, Максим Курочкин, Наталья Ворожбит, Екатерина Нарши, Елена Гремина, Владимир Агеев, Ольга Субботина, Михаил Бычков, Александр Вартанов, Марина Голуб, Анатолий Белый, Ольга Лапшина, Владимир Скворцов, Артем Смола, Владимир Панков и Александр Гусев. 512 страниц.